• Правила
  • Контакты
» » ИУДЕИ, ЭЛЛИНИСТЫ И ЯЗЫЧНИКИ В РАННЕЙ ЦЕРКВИ
Навигация по сайту
Популярные статьи
Опросы
Какой вы деноминации?
Добавлено: 16-02-2011, 22:03
Категория: Статьи
Автор: Юрий

                  ИУДЕИ ЭЛЛИНИСТЫ И ЯЗЫЧНИКИ В РАННЕЙ ЦЕРКВИ.

Быстро росла числом Иерусалимская церковь. Скоро вслед за тремя тысячами, которые обратились в день Пятидесятницы (Деян.2:41), обратились еще пять тысяч (Деян.4:4). Но и помимо этого, «Господь ежедневно прилагал спасаемых к Церкви». (Деян.2:47) «Апостолы же с великою силою свидетельствовали о воскресении Господа Иисуса Христа; и великая благодать была на всех их». (Деян.4:33) Дальше повествование Луки относительно немного сообщает об истории Иерусалимского собрания. Однако, сопоставляя книгу Деяний апостолов с другими источниками, мы можем составить определенное представление о жизни этой самой ранней христианской общины.

Дух Святой, пребывая в верующих, являл Себя в знамениях и чудесах и в не менее поразительном перерождении всего существа и жизни обращавшихся к Церкви. Чудеса были удивительны: хромой от рождения, по слову апостола Петра, вскочил и начал ходить и скакать, хваля Бога, и это на глазах народа, много лет видевшего его немощь (Деян.3:2-10). Даже синедрион, враждебный христианам, признавал это: «Что нам делать с этими людьми? Ибо всем живущим в Иерусалиме известно, что ими сделано явное чудо, и мы не можем отвергнуть сего». (Деян.4:16). А вслед за этим чудом, привлекшим к Церкви пять тысяч уверовавших, последовали и другие. «Руками же Апостолов совершались в народе многие знамения и чудеса» (Деян.5:12). «Сходились также в Иерусалим многие из окрестных городов, неся больных и нечистыми духами одержимых, которые и исцелялись все» (Деян.5:16).

Исцеление духовное было не менее поразительно, чем чудесное исцеление телесное. Не так давно равнодушные друг к другу, теперь люди воспламенялась новою жизнью. Многие из рода строптивого и развращенного, ещё недавно предавшие на распятие Иисуса Христа, но, уверовав в Него теперь, силою Святого Духа обретали единое сердце и единую душу (Деян.4:32). Вчерашние грешники каялись и получали прощение грехов, уходили из-под власти дьявола и в крещении получали новую жизнь, исполняясь Духа Святого. Чуждые и посторонние друг другу люди, но теперь очищенные воспринятою благодатью, делались между собою ближе родственников по крови. Дух Истины и Любви собирал их в один организм, под главенство Христа.

Однако всё выше сказанное вовсе не означает, что не возникало никаких трений внутри Церкви между разными группами христиан. Проблемы и разногласия, грозившие разделением в ранней Церкви, появились даже раньше, чем этого можно было бы ожидать. Уже в первые годы и даже месяцы своего существования, молодое Иерусалимское собрание столкнулось с необходимостью борьбы за сохранение единства в своих рядах.

Рассмотрим в настоящей статье следующие вопросы:

- Какие внутренние проблемы, грозившие разделением, возникали в ранней Церкви?

- Какие методы решения этих проблем применялись для сохранения мира и единства?

- Как духовность ранних христиан помогала им жить в условиях внутренних разногласий?

Быстрое возрастание Иерусалимской общины и почти неизбежные в собранном из двух различных групп людей и еще не сложившемся обществе недоразумения, привели к необходимости введения некоторого служения в помощь апостолам. «В эти дни, когда умножились ученики, произошел у Еллинистов ропот на Евреев за то, что вдовицы их пренебрегаемы были в ежедневном раздаянии потребностей. Тогда двенадцать [Апостолов], созвав множество учеников, сказали: нехорошо нам, оставив слово Божие, пещись о столах. Итак, братия, выберите из среды себя семь человек изведанных, исполненных Святого Духа и мудрости; их поставим на эту службу, а мы постоянно пребудем в молитве и служении слова». (Деян.6:1-4).

Здесь сказано вовсе не о конфликте между евреями и язычниками, поскольку в то время в Церкви еще не было языко-христиан. Речь идёт о конфликте между двумя группами евреев: палестинскими иудеями и другими, евреями диаспоры. В Деяниях первые названы "Евреями", а вторые - "Эллинистами". Озабоченные этим противостоянием, двенадцать апостолов созвали учеников и назначили избранных собранием семь человек заботиться «о столах». Речь, очевидно, шла о том, чтобы эти семь человек выполняли некоторые административные обязанности, а сами апостолы имели возможность продолжать проповедовать и учить. Для этой цели были избраны — Стефан, Филипп, Прохор, Никанор, Тимон, Пармен и Николай. Их поставили пред апостолами и, помолившись, возложили на них руки. (Деян.6:5,6)

Каким же образом апостолам удалось так быстро разрешить возникшую ситуацию ко всеобщему согласию? Это произошло потому, что они не стали, пользуясь своей властью, сами выбирать кандидатуры для назначения, но предоставили это сделать тем, кто собственно имел повод для недовольства. А эти последние получили возможность избрать тех, кому они действительно доверяли. Такой мудрый подход к делу показал христианам - «эллинистам», что их права в общине действительно уважаются, и, как следствие, эта проблема сразу же исчезла.

Многие иерусалимские христиане не считали себя последователями новой религии. Всю свою жизнь они оставались христианами - «иудеями». Их вера не подразумевала полное отвержение иудаизма, она скорее отражала убежденность в том, что мессианская эпоха, наконец, наступила с приходом Иисуса Христа. Поэтому христиане – «иудеи» в Иерусалиме соблюдали заповеди Закона и посещали Храм. В этом отношении они мало чем отличались от окружающих их иудеев. Кто ревностнее их посещал Храм, где они собирались ежедневно? Лет через двадцать после основания Иерусалимской церкви, брат Господа Иаков говорил апостолу Павлу: «Видишь, брат, сколько тысяч уверовавших из иудеев, и все они ревнители Закона» (Деян.21:20). Когда христиане - «иудеи» приносили, в общем, для всех иудеев храме свои единодушные молитвы, никто из посторонних «не смел пристать к ним» (Деян.5:13), ибо они видели, что в этих людей влилась какая-то новая жизнь.

Первоначально это вызывало прославление и любовь народа, и эта любовь сдерживала преследование синедриона и особенно враждебных христианам саддукеев, с ненавистью увидевших в них, прежде всего остального, проповедников упорно отвергаемого ими воскресения. Ненависть эта прорывалась временами и вспышками: в запрещении апостолам проповедовать, в заключении их в темницу, в угрозах и телесном наказании (Деян.4:17-18; 5:17,18,40). Относительно спокойной жизни Иерусалимской общины способствовало то, что уверовавшие в Иисуса Христа, как Мессию, не отказывались от исполнения Моисеева закона и вообще от иудейских обычаев.

Диссонанс в жизнь вносили более свободно мыслившие христиане - «эллинисты». Предметом спора стал Храм и его культ, о прекращении которого, с пришествием Христа, говорили «эллинисты». Ярким выразителем «эллинистических» взглядов явился Стефан. Со стороны некоторых враждебно настроенных иудеев раздались жалобы на Стефана перед синедрионом, что «этот человек не перестает говорить хульные слова на святое место сие и на закон. Ибо мы слышали, как он говорил, что Иисус Назорей разрушит место сие и переменит обычаи, которые передал нам Моисей». (Деян.6:13,14) В самой речи Стефана также содержится намек на то, что в его отношении к иерусалимскому Храму нет должного благоговения «Соломон же построил Ему дом. Но Всевышний не в рукотворенных храмах живет, как говорит пророк: Небо - престол Мой, и земля - подножие ног Моих. Какой дом созиждете Мне, говорит Господь, или какое место для покоя Моего?» (Деян.7:47-49). Как следствие, синедрион отказался его слушать и тут же нашёл повод приговорить к смерти. «И сказал: вот, я вижу небеса отверстые и Сына Человеческого, стоящего одесную Бога. Но они, закричав громким голосом, затыкали уши свои, и единодушно устремились на него, и, выведя за город, стали побивать его камнями». (Деян.7:56-58) И фарисей Савл лично присутствовал при этой казни, одобряя её. Однако, некоторое время спустя, он сам превратился из ревностного иудея  в убеждённого «эллиниста» и посвятил всю свою дальнейшую жизнь делу, начатому ещё Стефаном.

Интересно, как тот же синедрион поступил с христианами-«иудеями» Петром и Иоанном, дело которых незадолго до «еллиниста» Стефана также разбиралось в синедрионе. Наказание было, сравнительно, более мягким. Как уже было замечено выше, их отпустили, подвергнув предварительно телесному наказанию и запретив проповедовать: «Они послушались его; и, призвав Апостолов, били [их] и, запретив им говорить о имени Иисуса, отпустили их». (Деян.5:40). Более того, когда начались гонения и христиане были вынуждены бежать из Иерусалима, апостолы смогли остаться в городе. Даже когда фарисей Савл из Иерусалима пошел в Дамаск на розыски укрывшихся там христиан, апостолы всё ещё оставались в Иерусалиме, и Савл как будто бы не заметил их. Хотя, по логике любого гонителя, всегда, в первую очередь, сводили счёты с руководителями неугодного движения. А дальше это движение или исчезало вовсе, или, оставшись без централизованного руководства, становилось лёгкой добычей гонителей. Такой выдающийся человек как Савл просто не мог не понимать этих очевидных вещей…

Всё это указывает на то, что первые гонения были в основном направлены против христиан-"эллинистов". А христиане-"иудеи", ревностно исполнявшие Закон, испытывали гораздо меньше трудностей. Хотя в любой момент ситуация и для них могла измениться к худшему. Это ещё одна предпосылка для разделения, но, как мы увидим дальше, ничего подобного не произошло. Христиане – «иудеи», вместо того, чтобы раздражаться из-за образа действий своих братьев – «эллинистов» и спорить с ними, разделили с ними сферу деятельности. Первые остались в Иудее проповедовать обрезанным, а другие отправились к самарянам, а потом и к язычникам. Сильно отличавшиеся друг от друга догматические воззрения на иудаизм тех и других, совершенно не помешали им оставаться братьями во Христе и сообща исполнять одно дело, к которому все они и были призваны Христом.

Между тем пришла и очередь апостола Петра перенять «эллинистическое» мировоззрение, после того как ему было дано видение с неба. (Деян.10:9-20) Это событие ознаменовало новую веху в истории развития христианства – присоединение к собранию необрезанных язычников. Однако и здесь без неприятностей внутри собрания не обошлось. Предприняв новое путешествие в Кесарию, во время которого был обращен необрезанный сотник Корнилий, Пётр вызвал резкое негодование среди иерусалимских христиан. «И когда Петр пришел в Иерусалим, обрезанные упрекали его, говоря: ты ходил к людям необрезанным и ел с ними». (Деян.11:2,3) И хорошо ещё, что они не знали, что Пётр принимал и угощал у себя в доме двоих слуг и воина, посланных Корнилием, ещё перед тем как отправиться в Кесарию… (Деян.10:5-8,23)

Однако и на этот раз, готовность иерусалимских христиан – «иудеев» следовать руководству Святого Духа помогла урегулировать проблему ко всеобщему миру и согласию. «Когда же начал я говорить, сошел на них Дух Святый, как и на нас вначале. Тогда вспомнил я слово Господа, как Он говорил: "Иоанн крестил водою, а вы будете крещены Духом Святым". Итак, если Бог дал им такой же дар, как и нам, уверовавшим в Господа Иисуса Христа, то кто же я, чтобы мог воспрепятствовать Богу? Выслушав это, они успокоились и прославили Бога, говоря: видно, и язычникам дал Бог покаяние в жизнь». (Деян.11:15-18)

После этого христиане-"эллинисты" стали связующим мостиком с языческим миром, и язычники присоединялись к церкви в таких количествах, что вскоре значительно превосходили числом иерусалимскую общину. Особенно решительные действия в этом направлении были предприняты в Антиохии. Первое благовестническое путешествие (44-45 г). Савла и Варнавы началось с Антиохии Сирийской. С проповедью выступали они в синагогах и, прежде всего, обращались к иудеям, а потом и к язычникам: "Вам (иудеям) первым надлежало быть проповедану слову Божию, но как вы отвергаете его и сами себя делаете недостойными вечной жизни, то вот, мы обращаемся к язычникам. Ибо так заповедал нам Господь: Я положил Тебя во свет язычникам, чтобы Ты был во спасение до края земли. Язычники, слыша это, радовались и прославляли слово Господне, и уверовали все, которые были предуставлены к вечной жизни. И слово Господне распространялось по всей стране". (Деян.13:46-49).

Замечательно, что христиане-«эллинисты» мирно уживались в Антиохии с языко-христианами. Давши отчет Антиохийской общине о своём миссионерском путешествии, Павел и Варнава некоторое время спокойно отдыхали от трудов своих (Деян.14:27,28). И на этот раз диссонанс в спокойную жизнь языко - христианской Антиохийской общины внесли некоторые, не в меру ревностные христиане – «иудеи», пришедшие из Иерусалима. Они подняли вопрос: при каких условиях язычники могут вступать в христианскую Церковь? И пытались навязать его решение в узко-иудейском смысле: при необходимости обрезания и вообще соблюдения Моисеева закона. (Деян.15:1) Между тем руководители Антиохийской общины предполагали, что Моисеев Закон для христиан из язычников не обязателен, так это понимали и сами обращавшиеся в Церковь язычники. Естественно, разгорелся серьёзный спор. «Произошло разногласие и немалое состязание у Павла и Варнавы с ними». (Деян.15:2) И, как следствие, вновь начал неумолимо назревать очередной догматический кризис в отношениях между братьями…

Наибольшим влиянием среди апостолов в Иерусалиме, судя по всему, пользовались Петр и Иоанн – в Гал.2:9 Павел называет их двумя из "столпов". Третий "столп", между тем, был не из числа двенадцати. Им был Иаков - брат Господа. «Иаков, называемый братом Господним… которому в древности дано было прозвище "Праведный" за его исключительную добродетель, первый, как рассказывают, получил епископский престол в Иерусалимской Церкви. Климент в 6-й книге своих "Очерков" утверждает это и пишет так: "Петр, Иаков и Иоанн, хотя и были особо Спасителем почтены, однако после Вознесения Спасителя не оспаривали друг у друга эту честь, но избрали епископом Иерусалима Иакова Праведного"». (Евсевий, Церковная история П. 1:2,3) Рассмотрим, какую роль сыграл этот человек в жизни ранней Церкви и в разрешении возникавших в ней серьёзных проблем.

В нём сочеталось все то, что было лучшего в христианах-«иудеях». Около трех десятилетий возглавлял он Иерусалимскую церковь. Вплоть до своей мученической кончины Иаков своей праведной жизнью сохранил к себе уважение и любовь не только христиан-«евреев», но и евреев необращенных, даже, несмотря на ненависть к христианам первосвященников и синедриона. Разногласия в вопросах веры, и притом существенные (например, разногласия саддукеев и фарисеев), в еврействе допускались, но при условии соблюдения всех предписаний Закона. И еврейство, в общем, терпимо относилось к христианству, пока дело не касалось отношения к язычникам и соблюдения обрядов Закона. А так как христиане-«иудеи» Иерусалима строго соблюдали Закон и обряды, то их спокойно допускали в течение тридцати с лишним лет в Иерусалимский храм, который евреи ревниво оберегали от всякого, чуждого их вере. И глава иерусалимских христиан Иаков даже, по свидетельству одного источника, пользовался почетным правом молитвы перед Святилищем храма. Возможно, уважение и любовь народа побуждали священников как бы закрывать глаза на христианскую веру Иакова, во всём остальном праведного и «правильного» иудея.

Он всей своей праведной жизнью свидетельствовал, что сделаться христианином не значит порвать с верой отцов. Наоборот, от него веяло для всякого ревнителя Закона праведностью подлинного пророка израильского. Вот как его облик сохранил историк середины II века Егезипп: «О том, что касается Иакова, точнейшим образом рассказывает Егезипп, принадлежавший к первому после апостольскому поколению; в 6-й книге своих "Записок" он говорит так: "Брат Господень Иаков получил управление Церковью вместе с апостолами. Все - от времен Господа и доныне - называют его "Праведным": имя Иакова носили ведь многие. Он был свят от чрева матери; не пил ни вина, ни пива, не вкушал мясной пищи; бритва не касалась его головы, он не умащался елеем и не ходил в баню. Ему одному было дозволено входить во Святая; одежду носил он не шерстяную, а льняную. Он входил в храм один, и его находили стоящим на коленях и молящихся о прощении всего народа; колени его стали мозолистыми, словно у верблюда, потому что он всегда молился на коленях и просил прощения народу. За свою великую праведность он был прозван "Праведным" и "Овлием"; слово это означает в переводе "ограда народа" и "праведность"; так и говорили о нем пророки». (Евсевий, Церковная история П. 23:3-7) Если велико было уважение к праведному Иакову среди необращенного еврейства, то, конечно, еще большей любовью и значением пользовался он во всей христианской Церкви — как праведник и как предстоятель Иерусалимской церкви. Его значение особенно раскрылось во время Иерусалимского собрания (около 50 года).

Для прекращения разногласий в Антиохийской общине было решено — послать Павла и Варнаву в Иерусалим к апостолам и пресвитерам (Деян.15:2). Придя в Иерусалим, Павел «предложил там особо знаменитейшим (т.е. Петру, Иакову и Иоанну), благовествование, проповедуемое… язычникам». И сделал это месте со смущавшею его мыслью: «Не напрасно ли я подвизаюсь или подвизался». (Гал.2:2) Из-за возникших догматических разногласий он видел в большой опасности дело своего благовествования.

Существует, однако, мнение, что Павел из соображений субординации обратился за руководством в Иерусалим, так как был подотчётен иерусалимскому совету апостолов и пресвитеров. Но вот что по этому поводу утверждает сам Павел: «И в знаменитых чем-либо, какими бы ни были они когда-либо, для меня нет ничего особенного: Бог не взирает на лице человека. И знаменитые не возложили на меня ничего более. Напротив того, увидев, что мне вверено благовестие для необрезанных, как Петру для обрезанных - ибо Содействовавший Петру в апостольстве у обрезанных содействовал и мне у язычников, - и, узнав о благодати, данной мне, Иаков и Кифа и Иоанн, почитаемые столпами, подали мне и Варнаве руку общения, чтобы нам [идти] к язычникам, а им к обрезанным». (Гал.2:6-9) Как видно из этого, они общались друг с другом как равные и все подчинялись руководству Святого Духа. Это последнее обстоятельство, собственно, и сделало возможным сохранение между ними мира, единства и конструктивного отношения к делу, несмотря ни на какие разъединяющие факторы.

Выше описанное решение было принято в разговоре между апостолами. Общее же собрание в Иерусалимской церкви описывает Лука в Деян.15 гл. Здесь происходили длинные рассуждения, говорились речи, из которых Лука упоминает речь апостола Петра и общий смысл речей Павла и Варнавы. К христианству, под влиянием проповеди апостола Петра, а потом особенно апостолов Павла и Варнавы, стали массами присоединяться язычники. Вновь обращенные, при всей своей ревности к христианской жизни, не заботились о соблюдении предписаний Закона Моисеева: не обрезывались, не соблюдали и другие заповеди. Ревностные христиане – «иудеи» с опасением увидели ниспровержение Моисеева Закона людьми, которые, как и они, надеялись спастись благодатью Христовою. Не все имели просветленный ум апостола Павла, не все получали откровения, как апостол Петр, чтобы быть уверенными, что есть воля Божия жить и спасаться в Церкви, не соблюдая Моисеев Закон. Тогда и было провозглашено, что благодатью Христовою спасаются не только евреи, но и язычники, что Дух Святой в излиянии даров Своих на учеников не полагал различия между обрезанными и необрезанными.

Но дело было признано решенным только тогда, когда Иаков засвидетельствовал, что с сим согласно учение пророков и что «ведомо Богу от вечности» это великое дело — призвание и спасение язычников. Что отныне не одни евреи, но и язычники призваны составить народ Божий. Слово Иакова было заключительным и решающим. Ибо кто лучше его знал пророков, строже понимал и соблюдал Закон? Он был праведник и защита еврейского народа, и его истолкованию воли Божьей с доверием и без ропота покорилась вся Иерусалимская церковь христиан – «иудеев». Заключение гласило: «воздерживаться от идоложертвенного и крови, и удавленины, и блуда, и не делать другим того, чего себе не хотите». (Деян. 15:29). Этот декрет представлял собою необходимый минимум, который требовался для симбиоза между иудео- и языко-христианами. Данное постановление касалось лишь языко-христиан. Относительно же иудео-христиан предполагалось, что они по-прежнему будут исполнять закон Моисея.

Конечно, все практические трудности, возникавшие в общении языко-христиан с иудео-христианами, апостольским декретом не устранялись. И это очень скоро сказалось в жизни. Самое главное, таким общением нарушались левитские законы о чистоте. А, следовательно, нужно было отказаться от такого важного, братского выражения взаимной любви, как общение в совместных трапезах, агапах. Молча предполагалось, что христиане из числа иудеев, предпочтут соблюдению ритуальных законов братское общение на вечерях любви.

Собственно, так они и старались поступать, пока не произошёл случай, опять-таки чуть не поставивший в очередной раз Антиохийское собрание на грань разделения. Петр и Варнава сначала имели общение с языко-христианами в трапезах; но когда пришли из Иерусалима иудео-христиане, считавшие левитские законы о чистоте обязательными для всех иудеев, то Петр, Варнава и другие иудейские братья уклонились от языко-христиан и примкнули к иудео-христианам. Апостол Павел открыто обличил «подвергавшегося нареканию» Петра, поставившего языко-христиан в обидное и очень опасное положение. «Когда же Петр пришел в Антиохию, то я лично противостал ему, потому что он подвергался нареканию. Ибо, до прибытия некоторых от Иакова, ел вместе с язычниками; а когда те пришли, стал таиться и устраняться, опасаясь обрезанных. Вместе с ним лицемерили и прочие Иудеи, так что даже Варнава был увлечен их лицемерием. Но когда я увидел, что они не прямо поступают по истине Евангельской, то сказал Петру при всех: если ты, будучи Иудеем, живешь по-язычески, а не по-иудейски, то для чего язычников принуждаешь жить по-иудейски?» (Гал.2:11-14). Но, с Божьей помощью, все участники этих событий сделали из обличения Павла правильные выводы. И братское единство в собрании было восстановлено.

В немалом недоумении было тогда еврейство во всем мире. Волна христианства докатывалась до самых отдаленных колоний рассеянного еврейства. В народе творилось что-то новое, неслыханное. Но что это было: исполнение ли исконных чаяний израильского народа или попытка ниспровергнуть весь строй и миросозерцание еврейства? Этот вопрос, не существовавший для язычников, смущал всякого праведного еврея. В Иерусалиме он был смягчен тем, что евреи-христиане, во главе с Иаковом, ревностно блюли Закон. Если этим для еврея вопрос не решался по существу, то отсрочивался: не покидая обрядов Моисеева Закона, он успевал окрепнуть в благодати Христовой, окрылившись которой, его дух уже спокойно побеждал смущения и трудности, связанные с переходом к христианству. Евреи же рассеяния были в более трудном положении, которое усугубилось еще тем, что некоторые, по выражению апостола Петра «невежды и неутвержденные», извращали проповедь апостольскую. «Как и возлюбленный брат наш, Павел, по данной ему премудрости, написал вам, как он говорит об этом и во всех посланиях, в которых есть нечто неудобовразумительное, что невежды и неутвержденные, к собственной своей погибели, превращают, как и прочие Писания». (2 Пет.3:15,16)

Как видно из приведенного высказывания Петра – особенно давала повод к этому проповедь апостола Павла. В основании его проповеди было учение о всеобщем спасении верою и благодатью Христовою, помимо дел (обрядов) Закона Моисеева. «Ибо мы признаем, что человек оправдывается верою, независимо от дел закона». (Рим.3:28) «Человек оправдывается не делами закона, а только верою в Иисуса Христа». (Гал.2:16), Это учение трудно усваивалось и сильно смущало иудеев. Сверх того, оно перетолковывалось как упразднение всяких дел, предписанных Законом, как возможность и повод к «угождению плоти». «Вера, действующая любовью» (Гал.5:6), подменялась верою, спасающею помимо всякой любви и добра. Из учения о том, что «когда умножился грех, стала преизобиловать благодать» (Рим.5:20), делали вывод: «не делать ли нам зло, чтобы вышло добро?» (Рим.3:8а) Понятно, какое справедливое негодование вызывали в еврействе такие «христианские» в кавычках учения, ниспровергавшие в корне не только букву, но и дух Моисеева Закона, в угоду присоединяемым язычникам. Апостол Павел негодовал и призывал праведный суд Божий на таких извратителей христианской проповеди: «как некоторые злословят нас и говорят, будто мы так учим? Праведен суд на таковых». (Рим.3:8б).

Но особенно умиротворяюще действовало слово столь авторитетного в еврействе Иакова. В своём Послании он обратился к «двенадцати коленам, находящимся в рассеянии». Это было послание, которое изъясняло, какова та вера, которая спасает, по учению христианскому, помимо дел Закона. Спокойно и мудро он изъясняет христианскую веру — не как отвлеченное убеждение, а как животворящее начало новой жизни: веру терпеливую в испытаниях, уповающую на Бога и от Него ожидающую всякого блага. Веру в Его благодать и помощь, в исполнении воли Божией — заботе ко вдовам и сиротам и уклонении от дружбы с миром, в несении своей жизненной тягости в терпении и смирении. Такова христианская спасающая вера.

Живую христианскую веру, от которой рождается всякое добро, он противопоставляет столь знакомой евреям лицемерной, мертвой вере их прежних вождей. Он напоминает в своем послании облик этих учителей Закона: в богатой одежде, с золотым перстнем входящих в синагогу, чтобы занимать там первые места, любящих называться наставниками мудрости, которой они на самом деле были лишены, ибо не течет из одного источника доброе и злое. А эти наставники обычно завистливы, сварливы и только прикрываются отеческою верою. Не такова была вера Авраама, готовая жертвовать единственным сыном. Вера этих учителей мертва, ибо ни в какой степени не отражается на их сердце и жизни, и не спасет их некоторое, преимущественно внешнее, соблюдение Закона при пренебрежении его сущностью. А их забвение любви и милости, накопленное на чужом горе богатство свидетельствуют, что ни подлинных дел Закона, ни веры, кроме свойственного и бесам отвлеченного знания Бога, они не имеют.

Понятно, что истинный праведник, Христос — для них невыносимое обличение. После подобного разъяснения должно было сделаться ясным для всякого ревностного еврея, где только кажущееся соблюдение закона и веры отцов. И где живая вера — подлинная наследница пророческих обетований. И заканчивается оно призывом к подлинному, живому единению с пророками и праведниками Ветхого Завета. Это послание служит также напоминанием, что вера христианская не только в изучении, отвлеченном знании и внешнем исповедании, но что истинное благочестие – в вере, действующей любовью, подтверждаемой внутренним и внешним действием во Христе. Так послание Иакова отвечало на самые больные вопросы еврейства, встревоженного христианством.

Когда апостол Павел в последний раз пришел в Иерусалим, Иаков, который принимал Павла, указал ему на множество уверовавших иудеев и всех их как ревнителей Закона. Недовольство против Павла в Иерусалиме вызывало не столько то, что он проповедовал язычникам Евангелие без обрезания, сколько то, что иудеями было сообщено, будто бы Павел побуждает иудеев, живших между язычниками, не исполнять закона, не обрезывать детей и вообще не следовать иудейским обычаям. И это говорилось не без всякого основания. (Деян.21:20,21) Чтобы избавить христиан – «иудеев» от соблазна этих и подобных заявлений, Павел соглашается на предложение Иакова принять участие в назарейском обете некоторых иудеев и взять необходимые при этом расходы на свой счет.

Итак, Павел, в своё время поучавший в Антиохии Петра, что не гоже иудео-христианину, живущему по-язычески, отказываться от этого возвышенного принципа в угоду иудействующим, вместо того чтобы упорно отстаивать эту свою (кстати, правильную) точку зрения и здесь в Иерусалиме, - смиренно идёт в Храм совершать назарейский обет; показывая тем самым, что и сам он «продолжает соблюдать закон»! (Деян.21:24) Что это, если не живой пример для всех последующих поколений того, как подлинно братская любовь возвышается над всем, что разделяет, а не объединяет?

Таким образом, с помощью Духа Святого, возрастало христианство. Из ревнителей буквы Закона под руководством благодати Христовой, возрастая в ней, зрели ревнители его Духа. Некоторые, как апостол Павел, прошли этот путь очень быстро, другие медленнее и болезненнее. На этом пути были преодолены многие психологические трудности и догматические разногласия. Но ранняя Церковь с честью выходила из этих испытаний, сохраняя, вопреки всему разделяющему, братскую любовь, мир и единство Духа.
 
 

скачать dle 11.1смотреть фильмы бесплатно



Теги:
Вернуться
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.